СпортАвиаСервис\Статьи\Впечатления от поездок\Лето 2002. Бреющий полет.
О нас
Новости
Начинающим
  Наши услуги
Обучение
Обучение на парамоторе
 Снаряжение
Парамоторы
 Информация
Статьи
Фотогалерея
Видеогалерея
Схема проезда
Ссылки

Пишите нам sport_avia@mail.ru

телефоны в С-Пб

(812)983-47-50

8-960-2834750

Продажа снаряжения:

+7-904-5590090

Парамоторное направление:

8-904-5590090

Мы летаем в Углово - описание и cхема проезда на летное поле здесь

Погода в СПб от windguru.cz

Как читать прогноз от windguru.cz

Подарочный сертификат на полет на параплане в тандеме с 

инструкторомСертификат на полет в тандеме на 

параплане

 

Бреющий полет.

Едва вырвавшись из текущих дел и с наслаждением покинув прокаленный город, мы мчались навстречу новым приключениям, местам и красивым полетам. Настроение поднимал огромный антициклон по всей России и азарт побить свежие московские рекорды. Мы открывали свой новый летный сезон...

Нестареющая классика - Rival Эти кадры были сняты на какой то безымянном склоне, где то под Казанью. Горку мы увидели случайно, где то на ...дцатом километре трассы Москва-Уфа (на фото виден мост - это трасса), по пути в Башкирию. Где то на подсознании сработал рефлекс - хорошая горка для полетов. Что с ветром? Ветер правильный, в склон, должен быть динамик. Почему бы не заехать, оторваться, проветрить наши парапланы? А потому, что дорога длинная и ехать нам еще до ночи. Но сомнения разрешил цветастый кусок тряпки, трепыхавшийся на склоне, глаз скорее угадывал, чем видел - параплан!

Горка действительно оказалась, что надо: длинный изрезанный склон заставлял работать, искать плюса, удирать из роторов и минусов, без всякой халявы аля Юца. Речка внизу очень хорошо показывала порывы ветра, а чайки недовольно кричали, когда я теснил их в потоках. Попытка сесть на куполМестные парапланерные авторитеты летали на куполах, наверно помнящих perestroyky и Элвиса Пресли. Старичок-стандарт от Edel, кажется, старший брат СПП-30, на поверку оказался живее чем перфоманс Прокси, неприлично хлопал ушами и дышал всем своим тщедушным телом. Полет на таком матрасе приносил не радость, а раскаяние за необдуманный взлет и размышления о бренности жизни. Но это ничуть не мешало хозяину (кажется парашютисту) гордо реять над склоном, получая мощные пинки от термички, и сдуваться за склон с непроницаемым лицом (не обращайте внимания, маленькое недоразумение). Впрочем, был правильный купол на горке - Rival, он с ужасом убегал от меня, отвергая традиционные питерские приветствия - потереться ушами и потоптать друг-другу купол ;-)

Вволю налетавшись (2 часа в летную книжку), мы отчалили. Напоследок народ обругал меня "виртуозом" и пожелал счастливого пути.

Самый любимый вид на старт - вид из под облакаБашкирия встретила нас обширным антициклоном, жарким солнцем и штилем. Подъем с полным снаряжением под палящим солнцем на 200 метровый крутой склон Шихана (или как более правильно, Кара-Тау) заставлял вспомнить, что парапланеризм это все таки иногда спорт, который развивает не только кисти рук и координацию пятой точки (сложение, прокачка, перенос тела). Еще более тяжелым оказалось ждать редкие хорошие термики в полной боевой готовности (мы же высоко летаем? одежда соответствующая). Крутой скальный обрыв не давал шансов на повторную попытку при неудачном старте. Либо посадка на плоскую вулканическую вершину, либо в самом низу, все по взрослому. Так мы с Катей и плавились на горячей вершине Шихана в первый день. Неудачные попытки уйти с горы изрядно убавили сил и мы завистливо наблюдали за орлом, неторопливо парящим неподалеку. Красавица Агидель с высоты 2000+Орел, видимо заметив отчаявшихся аутсайдеров со своими нелепыми тряпками, повернул к нам и стал издевательски накручиватьспирали прямо перед нами и выше эдак метров на сто.Симпатичный кумулус правда? Злорадная птица уже через две минуты превратилась в едва заметную точку в облаках! А на старте при этом ни дуновения, хотя... вот он, долгожданный лифт. Затишье, мощный порыв ветра, поспешный старт, крыло на дыбы, прибор заливается, клевок, разворот. Ох и узкий же термик, а какой рваный! Центровать не получается, поток причудливо изгибается в воздухе, подчиняясь каким то неизвестным законам. На каждом витке неудержимо складывает консоль и хлопком расправляет. Голос внутри надрывается - "чайник,чайник! сложение удержать не можешь!" . Но две минуты яростной борьбы приносят результат, вершина удаляется внизу, поток выравнивается и успокаивается. Где то внизу еще бьется с непокорным потоком Катя, а меня принимает в свои прохладные объятия облако. Кромка 2 км - весьма не плохо. Пока Катя не догнала меня, проверяю окрестные потоки - ничего приличного, единственный хороший термик сходит с горы. Катя сдалась, идет на посадку, дальше мне лететь одному. Вид из под кумулонимбусаПоскольку ветра нет, идти можно в любую сторону, поэтому направляюсь к следующим шиханам - горам Долгая и Лысая (шиханом местные называют отдельно стоящую вершину). Потоки очень редкие, следующий лифт я встречаю на высоте всего 600 метров, выкручиваю и прыгаю к огромному сочному кумулусу. Его ослепительно белая башня возвышается над равниной километра на 4 . Давно уже мечтаю ввинтиться в такое облако и выйти где нибудь повыше. Предвижу возмущенные крики. Да, конечно я знаю что это неправильно, правила ФАИ запрещают такие полеты, знаю, что так засасывает в грозу незадачливых пилотов, но ничего поделать с собой не могу. Вот надо мной темная прохладная подошва кумулуса, сосет везде как в пылесос, но мне не нужны единички и двоечки, нахожу +4 и сразу врезаюсь в облако. Прохладно. Темно. Четверка переходит в +3 потом в +1, прибор успокаивается на отметке 2500. Видно не судьба мне уйти в стратосферу. Скорее обратно под солнце. Дальше по маршруту каменистый содовый карьер, сожравший когда то высокую гору. Долго кружу над ним, но так и не найдя ничего, сажусь у горы Долгая. 6 часов вечера.У излучины Агидели - вершина Долгая, дальше гора Лысая 20 км и 2.5 часа летного времени в книжку - весьма сомнительное достижение. Остаток дня проходит на пикнике у подножья горы, на берегу Агидели.

Дальнейшие полеты в памяти следа не оставили, каждый раз нам не везло: то поздно приезжали, то условия слабые, то мастерства не хватало для успешного улета. Исключение составил один день. В тот полет мы долго и безуспешно прыгали в поисках термика, но ничего не удавалось зацепить. Наконец, поток пришел. Как всегда рваный, как обычно узкий и быстро сдувающийся за гору (хотя ветер слабый). Прыгаю в него, пытаюсь удержаться. Ощущения, как на диком жеребце, высота растет, метров 70 над вершиной. Катя опять внизу, вывалилась из потока, идет на посадку и вдруг... ее параплан срывается и обмякает, уходит назад, затем удар спиной об землю. Катя шевелится, но не встает. Плохой признак... В больнице ставят приговор - компрессия, 3 месяца лежать, полгода не сидеть. Вот цена банальной ошибки - всего лишь зажатые триммера и затянутые клеванты в сложных условиях. Весь вечер сочувствующие родственники качали головами, - "и зачем вам этот ужасный парапланеризм?". Естественно, полеты прекратились, и на следующий день мы отправились в глухую башкирскую деревню, шашлычить и пляжничать (кажется был какой то татарский праздник). Катя страдала на заднем сиденьи машины, распластанная на доске. Приехав, мы узнали от родственников о чудо-целительнице, живущей в соседнем селе. Не колдунья и не ясновидящая, просто бабушка, которая лечит руками. С огромным скепсисом я согласился съездить к ней (ну не верю я в такие вещи), и как оказалось не зря. Легонько потрогав спину, она сообщила что девушка недавно рожала (!), была старая компрессия позвоночника, а сейчас просто сильный ушиб и смещение позвонков, которое она уже исправила. "Встань и иди !" - сказала она, -"только три дня не напрягайся". И действительно, к вечеру боли пропали, а через неделю последствия падения исчезли полностью. Золотая бабушка оказалась.

Вскоре погода в Башкирии испортилась и мы двинулись дальше, в традиционное ежегодное паломничество, в мекку отечественного парапланеризма - на Юцу.

Гроза идет на Ессентуки, мне на перерезПочему то, в последнее время меня на Юце не покидает странное чувство де-жавю. Сколько бы времени меня не было, стоит взлететь, и набрать высоту, как все огромное трехмерное пространство сужается до размеров небольшой комнаты, в которой прожил полжизни - до боли знакома каждая мелочь, каждая вещь. Вон ферма, над которой я "умер" в прошлом году, а вот над этим домом я как то поймал классный поток, в Ессентуках сверху знакома каждая крыша. Такая домашняя обстановка расслабляет, что наверно небезопасно, ведь небо не прощает ошибок. Кстати оно, небо, здесь невысокое, кромка едва-едва километр, и это после 1300+ метров в весьма посредственный день в Башкирии.

Город тоже не меняется, все тот же Владимир Ильич встречает на въезде в город, все так же дешево и сердито (в хорошем смысле) готовят в "водопаде" и в блинной, тусовка тоже традиционная, как будто расстались вчера. Только мент.. , простите, сотрудников милиции с каждым годом все больше и больше, все так же трепетно, как к любимой дойной корове, они относятся к приезжим, и у всех большие голодные семьи, которых надо чем то кормить. Недавние наводнения оставили не так уж много следов, только мусор и хлам на берегах рек и мостах. Очень забавно смотрятся местные машины - где еще найдешь тонированную копейку с литыми дисками, антикрылом сзади, бамперами от пятерки, безукоризненно сверкающую свежевымытым металликом?

Первый день чемпионата разыграли совершенно неожиданно. Утро встретило низкой сплошной облачностью, почти цепляющейся за вершину Юцы, небо было готово пролиться дождем. Холодный сырой ветер тянул с востока. Хорошая погода для первых учебных попрыгушек, но уж никак для маршрутных полетов. Поэтому известие о том, что поставили упражнение,поначалу я воспринял как дурной розыгрыш. И не стал торопиться на гору, предпочтя снизу, с кружкой чая наблюдать как народ прыгает, безуспешно пытаясь зацепить слабые дохлые нолики. Впрочем не так уж безуспешно - в воздухе явно что-то было, небольшие пузырики подходили к склону, подбрасывая самых упорных парапланеристов метров на 50, ветер немного усилился и создал динамик. Наверно, пора на гору - оторвался первый паровоз. Нереально низко, с огромным сносом четыре параплана в красивой и четкой спирали исчезли в облаке метрах в ста над Юцой. Плакали правила ФАИ и инструкции Позднякова, нашим пилотам они не указ. Быстро раскладываюсь, стартую. Все основные парапланерные монстры еще здесь, в динамике, это хорошо, в грамотной компании легче уйти. Подходит мягкая единичка, с которой мы уходим с Егором, Смоляков и еще десятком пилотов. Высота 400 метров, подъем закончен, выше облако. Внизу проносится Юца, поселок, мы крутим угасающий поток до последней капли, боясь дышать. Парапланы на нижних этажах нашего паровоза понемногу отваливаются и очень быстро снижаются - видно ниже плюсов нет. В воздухе слышны крики детей, гудки машин. Наверно мы представляем собой неплохое шоу для местных жителей. Когда мы летаем выше, кому интересно наблюдать за синей или желтой точкой в небе? Совсем другое дело, когда разноцветные парапланы сыпятся на голову как осенние листья. Но нам не до зрителей, у нас очки-голы-секунды и мы упорно елозим в последних пузырях. Кто удержится дольше? Кто всех сделает? Похоже сегодня удержался я, пролетев целых 11,4 километра, на километр опередив Илью Смолякова, второго по дню. Получаю за свое достижение целых 11 очков и принимаю поздравления. Выпендрился, орел.

Второй день начался войной с врачом. Наши доблестные организаторы решили устроить повальный медосмотр всех участников. Почему то именно я не приглянулся медсестре. - "Сто тридцать на восемьдесят, сегодня не летаешь!" - ?!?!?! Челюсть со стуком захлопнулась. Вот так удар ниже пояса, медсестра перечеркнула всю мою борьбу на соревнованиях в самом начале. Но я не сдамся! Два часа уговоров, увещеваний, битья себя в грудь дали результат - у врача расписка, о том что за свое здоровье отвечаю я сам, а я в воздухе, догоняю уходящий паровоз. Снова рваные темные облака несутся над самой землей, но на этот раз Ессентуки залиты солнцем, а потоки явно живее, чем в первый день. Пока я ковыряю вялую двоечку, наш питерец Андрей рядом раз за разом пытается ворваться в какой то невероятный лифт, его огромное крыло швыряет как пылинку, ставит на дыбы и складывает. Наконец, справившись с потоком, Андрей на первой космической уходит в темное чрево облака.

Хороший бэйс для Питера, но не для ЮцыНекоторое время я балансирую на грани кромки, а потом ухожу со всеми от разваливающегося облака. Высота, и без того небольшая, быстро тает. 400, 350, 300 метров. Кто то находит поток, слабый и невнятный - выбирать не приходится, и десяток парапланов выстраивается в безнадежно-бесконечную спираль. Внизу проплывают поля, фермы, дороги, а мы с трудом держимся в этом бреющем потоке. Наш умирающий паровоз медленно, но верно снижается, оставляя за собой цепочку разноцветных куполов, раскиданных по полям. То одно, то другое крыло отваливается от нашего неспешного хоровода, разворачивается для посадки и гаснет. На варио +0.2, 0, -0,2 м/с - этот кошмар будет меня преследовать по ночам. Так бы мы все и сели, если бы не Дима Масленников. Его "стайер" носился ниже всех, показывая ядра нашего потока, не давая нам полностью "умереть", пока не нашел настоящий плюс. Трудно представить радость, с которой немногие оставшиеся бросились в эту единицу! Как приятно с километровой высоты посмотреть на то поле в голубой дымке, где только что собирался сесть.

Проходим Ессентуки и тут удача поворачивается ко мне не лучшим своим местом. Потоки гаснут, а мне не вырваться из вездесущего минуса, конкуренты вырываются из под низу и уходят вверх в своих персональных термиках. Безуспешно мечусь в тщетных попытках сохранить высоту, в последний раз пытаюсь зацепить термик на 10 метрах и поздно, на грани фола, разворачиваюсь против ветра. Посадка проходит спиной вперед - дует весьма прилично. В небе пролетает группа лидеров, не очень высоко, но уверенно, у них есть шансы дойти до финиша, до Боргустана. Вместе с Термиком ловим попутку и едем на финиш - встречать победителей. Но встречаем только судей. Лидер дня Егор Терентьев не долетел пару километров до финиша, остальные вообще на горизонте не появлялись.

RebelПока мы делимся впечатлениями, у поля тормозит милицейская машина, и из нее выкатываются два сержанта милиции. Один с хитрым видом направляется к нам, а второй с каменным лицом достает автомат и широко расставив ноги нацеливается в нас. Немая сцена. "Документы! " - требовательный голос вывел нас из ступора. Обнюхав паспорта и услышав. чем мы занимаемся, мент подобрел. Оказывается, что то им померещилось, когда перед ними остановилась машина, а из нее люди с мешками, прыг в поле. Конечно, понять их можно. Чечня рядом, террористы, наркокурьеры наконец. Но не автоматом же в лицо. Особенности Кавказского парапланеризма.

Утро третьего дня началось с долгого и нудного распекания Шорохова. Гордость российского парапланеризма, раскроив ногу топором, Коля не нашел ничего лучше, чем в подзорную трубу ловить участников на мелких нарушениях. Оказывается, я был в облаке(Интересно, а кто не был?). Вяло возражаю, такие споры на соревнованиях возникают сплошь и рядом, доказать что либо невозможно. Упражнение на сегодня - полет с возвращением против слабого ветра и обратно, всего 46 километров. Весь день долго и мучительно прыгаем, безуспешно пытаясь зацепить поток. Наконец с горы уходит единственный паровоз в составе трех человек. Паша Ершов на зависть всем крутит термик в конце взлетки и исчезает в знойном мареве. По итогам дня за свои 14.5 километров он получает заслуженные 4 очка, Смоляков Илья не намного отстает, ему достается 3 очка, а все оставшиеся 80 пилотов делят 3 место, по 2 очка каждый. Достойный день, больше похоже на тараканьи бега, чем на Чемпионат России по парапланеризму.

Лучший вид на парапланы - вид сверхуСледующие два дня пытаемся прорваться на восток, против ветра. Полеты весьма интересные, но к сожалению недалекие. Сказывается невысокая кромка, не сильная термичка, а главное грозы, быстро развивающиеся и давящие все потоки. На старте у Собетова была замечена книга с многозначительным названием "полет в грозу". Зато летали все, никто не ушел обиженным. Было немного страшновато оглядываться в воздухе. Казалось, эта необъятная толпа сзади переживет всех, пройдет по моим костям и долетит до финиша. Но через полчаса от нее оставались еденицы, а остальные необъяснимым образом пропадали.

Мы с Шутиком в гордом одиночестве уходим от горыОчень красивым был полет в предпоследний день чемпионата. Погода очень быстро развивалась и было ясно, что гроза скоро накроет старт. В единственный поток, сходивший с горы успели только я, Шутик и немного ниже Виталик Шабанов. Говорят, что когда на километровой высоте над стартом я крикнул Сереге - "пошли вперед!", это слышали все внизу. Поскольку день из-за грозы на старте не должны засчитать, летелось легко и безмятежно, без всякой соревновательной суеты. Немного отойдя от Юцы и набрав высоты в паре с Шутиком, я вышел под неплохую облачную улицу и быстро, как курьерский поезд, помчался под самой кромкой. Когда перед Ессентуками эти рельсы закончились, я понял, что полет закончен. Абсолютно спокойное крыло планировало в ровном как стекло предгрозовом воздухе. Едва перелетев Ессентуки, я сел. На Юце меня ждал приятный сюрприз - оказывается, день все таки засчитали и сегодня главный герой я. Шутику, который чуть не долетел до меня и сел в черте города, обнулили очки.

Начало крайнего дня чемпионата было очень многообещающим. Достаточно высокие кучевки вспухали в небе уже во время брифинга, не собираясь к тому же превращаться в грозу. Моя нерешительность при уходе с первым паровозом стоила мне того, что я упустил лидеров вперед и шел полдороги в одиночку. Очень долго мы с Собетовым набирали высоту в еле живом потоке, в то время как над нашими головами под кромкой шли конкуренты. Между тем весьма хороший ветер сносил нас в сторону от ППМ'а и смысла дальше набирать высоту не было. Бросив Андрея одного докручивать этот поток, я с трудом пробился поперек ветра, теряя драгоценную высоту. Наша питерская командаПриземлившись недалеко от вчерашнего места посадки, я заметил потерянных лидеров. Эти бедняги где то в стороне нашли хороший поток и увлеченно его обрабатывали, забыв, что обратно против ветра к ППМ'у-развязке пробиться против ветра будет невозможно. Когда они поняли свою ошибку, было поздно. То выдавливая акселератор, то снова обрабатывая поток, они сели за ППМ'ом. Андрей Собетов, все таки докрутивший свой поток, не долетел до меня два километра. Многообещающая погода обернулась пшиком, снова развивалась гроза, парапланы пачками подлетали к Ессентукам и "умирали", не перелетев даже Ессентукской. Единственный Дарт, взявший развязку, сел в 5 километрах после нее. Это был Леша Круглов, он единственный из всех участников взял ППМ за все соревнования.

В крайний день, когда еще можно было разыграть соревнования, на Юце лежало облако и шел мелкий дождь. Чемпионат разыгран, я на втором месте, с отрывом в 1 очко от третьего места и в 2 очках от первого. На душе остается чувство неудовлетворенности полетами и прошедшим сезоном.

Конец сезона мы отметили в Анапе, где наконец удалось поймать чудный бриз и вволю накататься над побережьем Черного Моря.

Хохлачев Руслан;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;

_________________________________________________________________

.