СпортАвиаСервис\Статьи\Впечатления от поездок\Болгария 2008. Улетная сказка питерских парапланеристов
О нас
Новости
Начинающим
  Наши услуги
Обучение
Обучение на парамоторе
 Снаряжение
Парамоторы
 Информация
Статьи
Фотогалерея
Видеогалерея
Схема проезда
Ссылки

Пишите нам sport_avia@mail.ru

телефоны в С-Пб

(812)983-47-50

8-960-2834750

Продажа снаряжения:

+7-904-5590090

Парамоторное направление:

8-904-5590090

Мы летаем в Углово - описание и cхема проезда на летное поле здесь

Погода в СПб от windguru.cz

Как читать прогноз от windguru.cz

Подарочный сертификат на полет на параплане в тандеме с 

инструкторомСертификат на полет в тандеме на 

параплане

 

Болгария 2008. У-Лётная сказка питерских парапланеристов

 

Болгария в этом году улыбнулась нам хорошей погодой и игривым настроением. Отправились на сборы мы в самое, на мой взгляд, удачное время – август. В Болгарии в это время поспевают сливы, виноград, персики, тутовник (шелковица по-нашему) и смоква (инжир по-нашему). В прошлом году поездка состоялась в июле, и в гастрономическом смысле повезло нам меньше.

Команда наша в этом году состояла из семи человек, включая инструктора. Число, как Вы сами наверно понимаете, магическое. Инструктор Руслан Хохлачёв, его опыт не пересказать. Его помошник второй инструктор Андрей Силуков, опытный пилот, участник сборов на Юце, в Дагестане, Индии, Болгарии. Влад Васильев – легенда питерского парапланеризма и гордость САС: призёр открытого кубка Дагестана, призёр «Апрельского десанта 2008, просто красавец парень. Участвовал в сборах в Дагестане, на Юце, в Индии и тперь в Болгарии. Саша Бабарыкин- человек, посвятивший свою жизнь небу: пилот (хотя и в прошлом) самолёта дальней стратегической авиации; не смог расстаться с небом и сменил самолёт на параплан. Как говориться в известном фильме: «Во, принимай аппарат, Михалыч, махнул не глядя…». Ездил с нами в Дагестан. Вадим Еренков – опытный пилот с нордически выдержанным характером, всегда осторожен и рассудителен. Участник сборов на Юце, в Дагестане, в Индии и Болгарии. Саша Обмок – не молодой, но амбициозный пилот и интересный человек. Из его поездок я припоминаю лишь сборы на Юце (может, что и забыл). Ну и Ваш покорный слуга Виктор Анисимов. Участвовал в сборах на Юце, в Дагестане, в Болгарии, в Индии и теперь вот снова в Болгарии.

Условия, к которым мы уже успели привыкнуть, были отменные: проживание в очень небольшой, но очень комфортной частной гостинице. Хозяева Дора и Петко радушно встретили нас, как родных. В действительности нам предоставлены были все удобства, к которым в этом году прибавился ещё и скоростной беспроводной интернет (т.н. Вай-Фай). Сама гостиница находится в семи минутах ходьбы (если считать ходьбу загруженных парапланами обленившихся детей цивилизованного асфальта, привыкших к полному отсутствию каких бы то ни было зарядок!) от подъёмника на гору. Этот фуникулёр, если верить рассказам всезнаек – самый длинный в Европе, протяжённостью в один километр.

Надо сказать к чести всех собравшихся (и что меня особенно порадовало!) народец собрался не самый скучный. Хохмить мы начали ещё на вокзале в Питере; весело было не только нам, но и нашим соседям. А кое-кто свои ещё не состоявшиеся спортивные достижения начал обмывать с первыми «чух-чух» нашего комфортабельного фирменного паровоза. Конечно же, основным приоритетом в поездке были и остаются полёты, но всегда можно найти время и для культурной программы… Вообще, поездки куда угодно всегда были «сильной составляющей» каждого русского; ведь сама по себе поездка уже есть самый лучший повод знакомить всех окружающих с особенностями своей широкой празднующей натуры… Банзай.

По прибытии на место мы не стали себя долго уговаривать на предмет «чем заняться». Было понятно, что всем неистово захотелось сразу же полетать. Но чем хороши совместные организованные поездки: есть «Рулевой» или «Голова», а лучше и тот и другой в одном лице: в лице нашего инструктора Руслана Хохлачёва. Дело в том, что полёты в горах существенно отличаются от равнинных, да и со стартом со склона у природных лебёдочников частенько поначалу возникают проблемы. Но опыт штука такая: его ведь наскоком не пропьёшь, и мы были вынуждены быстренько адаптироваться. Помимо самого старта нам помогают определиться с полётным заданием, особенностями погодных условий, уточнениями по карте местности, проверить состояние снаряжения и прочее.

Первые два дня особенных результатов показать не удалось, оно и понятно. Чтобы уютно чувствовать себя в небе над горами, надо иметь постоянно поддерживаемый опыт налётов, причём в различных условиях.

Собственно говоря, несколько настораживало временами присутствие довольно плотной дымки, из-за которой горизонт едва угадывался. Почему-то всё время хотелось видеть окрестности в чётких очертаниях. Но чаще на ум приходило выученное в детстве: «Всё в тающей дымке - холмы, перелески. Здесь краски неярки и звуки нерезки». Краски действительно неярки, что можно увидеть на снимках: преобладают слегка размытые пастельные тона… чаще всего это означало низкую инверсию. (Мы немного обнаглели по результатам прошлого года, поэтому 1000 над стартом – уже маленькая высота! Что поделать, потребительский подход). А вот звуки напротив, бывали пугающе резкими. Летишь себе летишь, никого не трогаешь; и вдруг как жахнет! Это неподалёку военный действующий полигон, учатся новоиспечённые натовцы, блин. Но вскоре ко всему этому привыкаешь, набираешь необходимый опыт, а вместе с ним и высоту полёта…

Пожалуй самым сложным элементом первой недели полётов было сохранение «паровозика», то есть организованного полётного строя пилотов в воздухе для наиболее комфортного управления действиями всех и каждого на переходах и в обработке термиков. Красивые и опасные горы всякий раз провоцировали меня отвлечься от выполнения заданий. Я доставал свой фотик и… сваливался с маршрута. И тогда уже приходилось включать программу самовыживания, искать удачи близ нагретых ложбинок или сливаться в долину. Кстати, иногда это всё-таки удавалось. Пусть большого маршрута я не одолел, зато опыт самостоятельного поиска потоков и выстраивания маршрута обрёл хороший. В один из таких дней я налетал более пяти часов. Когда перестаёшь таращиться на купол, а продумываешь оптимальный путь для ближайшего перехода и трезво оцениваешь достаточность высоты, всё начинает получаться. Смотришь вдаль глазами пилота, а не созерцателя… Правда, всё равно окружающий пейзаж то и дело провоцировал на творчество. Никуда не денешься, ибо испорчена натура души образованием навсегда и бесповоротно.

Где-то через неделю погода нам изменила, или мы чуть подустали. В общем, стечением каких-то особых обстоятельств мы решили воспользоваться и отдохнуть от полётов. Это было вынужденно и желаемо. Наметились в представлениях поездки куда-нибудь. В Болгарии – конечно на море. Самое удивительное, что могло придти в голову нормальному русскому туристу, так это необдуманное решение ехать без подготовки и даже какой бы то ни было проверенной информации.

Бюджет поездки – дело святое. Одна группировка поехала на машине, которую взяли напрокат. Мы же решили воспользоваться услугами общественного транспорта. Курс на ЖП-гару (ж\д вокзал по нашему). День нам выпал очень удачный, то есть пятница. Дело в том, что в Болгарии в сезон лета общепринято ездить на выходные к морю примерно так же, как у нас на дачу. Что твориться на дорогах и на вокзалах, надеюсь, объяснять не надо. Но мы умеем правильно распорядиться любой ситуацией, и сосредоточили своё внимание не на отсутствие комфортных условий, а на меняющихся в нашем «купе-тамбуре» попутчиков. Сколько всего интересного открывается в таком непредвзятом общении, особенно когда вникаешь в особенности языковых и интонационных значений, ведь «поезд идёт, в окошке стемнело, и тянет поговорить». Об этом можно было бы снять отдельное кино, ведь нам очень повезло с точки зрения разнообразия, колорита и неожиданности протекавших на наших глазах маленьких событий, звучащих историй и сюжетов. В самом начале мечталось поспать, так как ещё впереди предстояла пересадка. Да какое там! Смена собеседников и палитры сюжетов полностью поглотили нас своим неистово бурным течением. Мы увлеклись слушанием и расспросами. Втянулись и даже сопереживали. Потом обсуждали, резюмировали, а затем уже вникали в новое состояние следующих попутчиков. Больше всего мне запомнились два попутчика. Это турок –болгарин – человек мира и джентльмен удачи, как он сам себя ангажировал нам. Рисовался как отпетый фраер: весь из себя крутой, полмира объездил, пять языков знает и т.д. А второй – дед, помнящий Советский Союз, бывавший в Питере, чуточку ностальгировавший по тем временам. За разговорами проехавший свою станцию. Было его немного жаль, ведь расстояния между станциями довольно большие, а за окошком глубокая ночь. И Болгария это не Питер: ночью очень мало машин и практически никто на дорогах не останавливается. Ну днём другое дело. Путь к морю у нас получился содержательным и даже чуточку экстремальным.

Так или иначе, но мы добрались до моря. Вернее сначала до города Черноморец, в котором случайно не согласились с предложением снять номер за 100 левов. Видать, с утра пораньше кто-то из местных рассчитывал на нашу притуплённость. Мы самоотверженно из последних сил пошли гулять по ещё спящему городу. Самоотверженность наша вывела нас на улицу с очень звучным названием: улица Кондолова. (Не надо сильно напрягать своё воображение, чтобы понять, что мы испытали, произнеся пару-тройку раз это название вслух. Только нам могло так сильно посчастливиться найти место для ночлега на улице с таким названием!) Радости нашей не было предела, когда с хозяином мы условились о сумме в 10 левов за ночлег. К тому же этот очень пожилой мужчинка был совсем не равнодушен к русским и вдобавок ко всему был охотником до компанейской выпивки. Саша и Влад не стали слишком противиться этому движению, превратив его в поступательно полезное с гастрономической и психологической точек зрения. Обе стороны были довольны состоявшимся знакомством.

И вот оно море. Боже! Я ведь не был на море долгих восемнадцать лет. Я совершенно забыл это чувство… А теперь оно вновь наполняет мою полуспящую натуру. Это не выше неба и облаков, но выше имеющихся в моём скромном арсенале слов. Я испытывал блаженство. Шум такой истовой стихии, накаты волн и отражение неба в воде, едва угадывающаяся линия горизонта – всё это в сочетании приводило меня в состояние полного умиротворения. На какое-то время ощущаешь себя в состоянии, когда тебе больше совершенно ничего не нужно. Я просто оказался на берегу моря.

Уже после было осознание красот пейзажа и обнажённых девушек, яркого солнца и горячего до невозможности песка, прохлады воды и играющих волн. Мы брали катамаран и уплывали подальше от пляжа, где на скальном островке уже терялся шум его наполнявших людей. А вода была прозрачной и прохладной ещё больше. Проплывающие в ней медузы удивляли формами и размерами. Я смотрел на это так, как будто видел впервые. Было очень интересно посмотреть на них поближе. Я нырнул, но не достал. Видимость оказалась обманчивой: надо лучше рассчитывать глубину. Оказалось, что Саша с этой стихией на «ты». Он с удовольствием и юношеской лёгкостью достал самую большую из видимых нам медуз и стал демонстрировать её перед объективом моего фотоаппарата. С виду перевёрнутая медуза напоминала пышный кремовый или йогуртовый торт… В общем, мы отдыхали и резвились как дети. Мы вставали пораньше утром, ходили по берегу пляжа, прогуливались перед обедом по изогнутым лентам узких улочек города и разглядывали людей, читали названия магазинов, пробовали различные национальные блюда и снова возвращались на берег моря до самого заката. Вечером, когда море и солнце уже переставали удивлять и даже немного надоедали, открывались другие ещё более детские радости. Саша и Влад с большим энтузиазмом и увлеченностью стали играть в куличики: строили замки из мокрого песка. Это наполненное свежестью и чистотой наивности событие также не смогло пройти незамеченным для моего объектива.

Время отдыха подходило к завершению, и всё что осталось для нас – найти хорошую память и подарки для своих любимых. Мы открыли для себя довольно приличный выбор недорогих и качественных украшений из серебра. А на прощание была потрясающе красочная и спокойная экскурсионная прогулка по Бургасу. На одном из привалов, устав от шатаний мы находили какие-нибудь лавочки, - к нам подсел пожилой болгарин. Эту встречу мне будет долго не забыть. Кто бы мог подумать, что где-то в Болгарии, в незнакомом мне Бургасе я встречу человека, разговориться с которым будет так легко, как будто я знаю его уже много лет как хорошего друга! Он что-то спросил у меня, а когда узнал, что мы русские очень мягко и светло улыбнулся. Он вспомнил как в далёкие 60-е приезжал в Союз в Ленинград. Рассказывал о том, как его в составе какой-то делегации (видимо, по обмену опытом) пропустили на какой-то секретный объект. А потом было много экскурсий, их везде очень хорошо принимали и было очень много общения. Рассказал, как вся Болгария (в школах) учила русский язык. Он на память читал мне Лермонтова! Это для меня было очень удивительно и потому вдвойне приятно. Он очень восторгался красотами тогдашнего Ленинграда. Я в ответ поделился своими впечатлениями от Болгарии, но не заигрывал перед ним лестью, а высказал всё как видел. Он согласился со мной, что многие изменения в Болгарии ей не совсем к лицу. Затем я тоже почитал ему на память стихи о Петербурге (Агнивцева и Анненского). Он выразил свою восторженность красотой языка (слога поэтического) и моим знанием родной поэзии. (Вот, ёлы-палы, хоть перед иностранцем блеснул своим образованием! Хотя мне перед отъездом ещё в прошлый раз сказали, мол, «курица - не птица, Болгария – не заграница»). Мы попрощались как действительно старые добрые друзья.

Дело близилось к вечеру. Приятных впечатлений хоть отбавляй. Город дарил нам блеск и краски вечерних огней, уставшие улыбки прохожих и тёплый шелест парковой листвы… Улицы и парки наполнены отдыхающими, но при этом без ощущения суеты и толпы. Как то всё очень достойно, ровно, приятно и я бы сказал гармонично. Наверно, это потому что нет знания того, что тебе куда-то надо. Ты просто бродишь по городу безо всякой цели. (Почему-то здесь в Питере подобное состояние для меня, как я теперь понимаю, настоящая роскошь и редчайшая диковина!)

Обратно мы добирались очень вольготно, доплатив кондуктору за билет первого класса, спали в отдельном купе с раздвижными мягкими красного цвета креслами. Правда, зашторивать стеклянные окна и двери купе у них почему то не заведено. И к этому не сразу привыкаешь: ты расположился спать, а все проходящие пассажиры разглядывают тебя. Телешоу «за стеклом» в болгарском передвижном железнодорожном варианте. Но когда очень хочется спать, становится всё равно.

По дороге обратно вернулось хорошее свежее желание летать. Вспомнилось это красивое небо на фоне горных изгибов, и даже сухого придирчивого и недовольного голоса инструктора стало сразу как-то нехватать. Закрывая глаза, я вспоминал наши традиционные дебрифинги и детальные разборы полётов и ошибок, в них совершённых. С обновлённым чувством предвкушаешь предстоящие восхождения, приготовления, старт, отрыв и «пять минут – полёт нормальный!», поиск термика, отработка ассиметрички, выползание из облака, выбор места посадки и выстраивание глиссады, чтобы снова и снова всё это повторялось с новым (желательно возрастающим!) качеством и открывающимися за горизонтом перспективами уже следующих поездок.

Ловлю себя на мысли, что с каждым полётом влюбляюсь в это болгарское небо всё больше и больше. Как только завидишь над горизонтом гор образующиеся кучёвки, в голове уже призыв: «Вперёд, под облака!». Только бы дежурный термик сработал повыше, и вот тогда… Равнина чуть справа становится просто картой, горы, кажется, уже отпустили тебя, - и ты совершаешь пространственный рывок… До первого нисходняка! А в рации голос назойливого инструктора: «Витя, держи курс, не сваливайся!». Кончился романтический порыв, начинается работа: повтор курса на выживания над горами, когда вывалился из термика с подветренной стороны. Что ж, за тем и поехали: учиться, учиться и ещё раз учиться, как завещал (великий вещун по рации).

Нам досталось пару-тройку дней летать рядом со спортсменами, соревнования ещё продолжались. Это был интересный опыт. Во-первых, я увидел воочию и ощутил плотность народонаселения на склоне, занятого подготовкой к старту. Впечатляет и то, как они дружно и тесно стартуют. Отвисаются в воздухе, набрав высоту, до времени начала соревновательных полётов. Но смотреть на них с земли – одно, а летать рядом – нечто иное: чувствуется буря и натиск… Нет, не на тебя, а на пространство. Очень стремительные и бескомпромиссные.

Впрочем, своего я не упускал. Когда обвыкся в небе, ощутил свои возможности, стал чуть более самостоятельным, и даже инструктор перестал (или устал!) нервничать, дозываясь по рации; поработал над техникой обработки слабых потоков в горах и над равниной и, в общем-то, стало получаться. Я внимательнее прислушивался к оценкам условий на старте, анализировал и делал свои выводы. Затем на практике проверял их. Это тоже даёт определённый опыт. Было одно очень ценное замечание у Андрея Силукова в один из дней со слабой погодой, когда инструктор предрёк: «Похоже, нам сегодня ничего не светит, на маршрут мы скорее всего не уйдём», - он ответил: «Ерунда, вся сила в соплях!». Это надо было видеть. И ведь полетали!

К концу дня в небе, как правило, групп уже не остаётся, «паровозики» распадаются, и остаются лишь «стойкие оловянные», упёртые и удачливые одиночки… Тем интереснее встречаться на переходах и в долине. Это тоже полезные наблюдения. Можно посмотреть и поучиться на то, как работают спортсмены в разных условиях. Одним вечером я пытался гоняться за парой спортсменов в долине, но недолго. Всё-таки разница в классе, да и скорость у «Тайрана» не для соревнований с компетиторами…

Но и нам иногда удача улыбается во всю широту болгарских хребтов: странным образом во второй половине дня начинала хорошо «работать» долина. Удавалось набирать до 2800 метров при том, что в какое-то время назад сливался с хребта до 300 метров. И вот неожиданная встреча: смотрю под ногами как карта – равнина, на фоне которой как нарисованный оранжево-фиолетовый купол Руслана. Недолгим было моё возвышение… Быстрый набор высоты и вот он уже растаял где-то в направлении Войнагово. Вдали, на линии неба и гор – конкурентов уже не разглядываешь. Их просто нет, потому что нет соревнования в голове. Есть только ощущение сиюминутного превосходства над самим собой тем, который некоторое время назад ходил пешком по земле… О том, что вскоре придётся приземляться в эти моменты не думаешь. Наслаждаешься. Дышишь влажной прохладой проплывающего облака и напеваешь: «…хотя, что может быть красивее, чем сидеть на облаке и свесив ноги вниз…» или «лучше гор могут быть только горы, над которыми ещё не летал»! Да ведь это же не слова, - это СОСТОЯНИЕ! Очарование высоты, победа над обыденной замкнутостью плоского пространства, особая глубина вдоха и нескончаемый романтизм!.. Осознание того, что ты летишь и всё земное (хотя бы на какое-то время!) осталось в недосягаемости и безразличии, а ты как пушинка, носимая ветром в этом прекрасном голубом пространстве чувствуешь себя каким-то средневековым одиноким странником! И лишь время от времени встречаешь на своём пути таких же странников-одиночек… И ты не делишь с ними это небо. И они не пересекают твой путь. Иллюзия полной свободы. Но полёты стоят того, чтобы это испытать. И это надо испытать!

Я держу курс на Сопот в район посадки на Шамбалу. Под ногами город с его жителями, которые давно перестали удивляться парапланеристам. Они не ведают степени моего счастья! Просто потому, что с высоты птичьего полёта на земную жизнь смотришь другими газами. И это ничего, что надо возвращаться, узнать направление ветра и выстроить глиссаду на посадку. Болгария будет ещё долго сниться и мы обязательно снова приедем, потому что очень хотим встретиться с этой страной и её замечательным небом. Мы встретимся, друзья мои, мы обязательно втретимся!

Анисимов Виктор

Виктор

Виктор

На подъемнике

На подъемнике

Стартует Влад на свем параплане

Стартует Влад на своем параплане

В полете Саша

Саша в полете

На старте спортсменов

Сопот. Вид сверху

Встреча в воздухе

Старт - вид сверху

На море

Закат на море

Закат в горах

 

 

.